пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

11 ноября 2011  Без знания двух языков не получить работу в правительстве Канады

На прошлой неделе Майкл Фергюсон занял пост главного финансового инспектора Канады и разжег споры, которые почти так же стары, как страна.

После того, как стало известно, что Фергюсон не говорит по-французски, оппозиционные партии попытались оспорить его назначение на должность, аргументируя всё тем, что англо-французский билингвизм – признак и главное достоинство любого канадца.

Но сторонники Фергюсона называют его избрание «победой здравого смысла» после многих лет того, что они называют «несправедливой практикой среди работодателей приравнивать знание французского языка к опыту, профессионализму и вообще способности выполнять требуемую работу».

Если Фергюсон будет окончательно утвержден в должности, он пополнит англоговорящую верхушку консервативного правительства, присоединившись к Анжело Персичилли, новоиспеченному командующему по связи, и Майклу Молдаверу,  Верховному Судье – они оба совершенно не знают французского.

И Фергюсон, и Молдавер пообещали приложить максимум усилий к изучению второго государственного языка, но критики сомневаются, что из этого выйдет что-нибудь дельное.

Том Фленеген, профессор социально-политических наук Университета Калгари, не сомневается в способности Фергюсона исполнять обязанности главного финансового инспектора  - сторожевого пса экономики страны. Он считает, что незнание французского никак не скажется на профессионализме Фергюсона.

Фленеген охарактеризовал это назначение как «..победа здравого смысла. Ведь должен был быть кто-то наконец назначен на подобную высокую должность по заслугам и способности выполнять работу, а не по уровню владения французским».

«Он не ходит на проверки, у него для этого будет подчиненный персонал» - сказал Фленеген. «И наверняка многие из этих проверяющих будут говорить по-французски или сразу на двух языках».

Ивон Годан, языковой критик Новой Демократической Партии (НДП) Канады, сомневается, сможет ли главный инспектор, не знающий Французского языка, выполнять свои функции во франкоговорящих регионах Канады, таких, как Квебек, да и будут ли франкофоны давать правдивые показания в Верховном Суде зная, что не все судьи их понимают.

«В конце концов, как бы отреагировали бы канадцы, если бы на высокую должность был назначен франкофон, не знающий ни слова по-английски? Одобрили бы они такой поступок? Не думаю».

«Весь вопрос сводится к тому, понимаем ли мы, что за страной являемся» - сказал член парламента и представитель Либеральной Партии Морий Беланже, заседающий в Комитете по государственным языкам.

«Мы подменили идею официального билингвизма нуждой уважения обоих основополагающих наций Канады» - заявил Беланже.

Критики считают, что оппозиционеры назначения Фергюсона просто пытаются получить расположение в Квебеке, ведь именно представители франкофонных провинций держат ключи к власти (Новая Демократическая Партия), но Фред Калтер, профессор политических наук в Университете Британской Колумбии, сказал, что у оппозиции есть основания быть несогласной.

«НДП хватается за любую возможность продемонстрировать, что они являются достойной партией, представляющей Квебек. Не многие считают, что им удастся добиться отставки Фергюсона, но аргументы, на которые они опираются (о том, что любой заседающий в прламенте должен быть билингвом), вполне законны и достаточно убедительны. Так что я считаю, что оппозиция приобретет много сторонников среди канадцев по всей стране».

Беланже сказал, что позиции его партии в отношении поддержки билингвизма основываются на Постановлении о Государственных Языках, которое было подписано во время языковых споров в 1960х, когда и Либеральное, и Прогрессивно-Консервативное правительства поняли, что возможность страны развиваться зависит от взаимопонимания разделяющих одну землю французской и английской частей населения Канады.

Но Фленеген, профессор политических наук, считает, что это постановление сегодня понимается неправильно. Он сказал, что государственные служащие этим актом по сути укрепили свое право работать внутри коллектива на том языке, на котором они хотят, даже если это никак не связано с работой с общественностью.

«И теперь мы достигли момента, когда любой уважаемый человек должен стать билингвом перед тем, как занять какой-либо государственный пост. Это очень далеко ушло от первоначальной задумки и идет к тому, что только билингвы, которых в стране меньшинство, займут все государственные посты», заявил Фленеген.

Джон Мэйр, бывший судья Верховного Суда Канады, сказал, что знание двух языков – полезный навык и преимущество любого человека, но навязывание подобных ценностей должно начинаться с системы образования: «Если они хотят, чтобы все люди в Канаде были билигвами, им нужно вложить немало денег в школьное образование».

Мэйр проработал в Верховном Суде почти 15 лет. Сам он считает свои познания во француском посредственными, но заявил, что может поклясться на стопке библий, что за все время его судебной практики он ни разу не сталкивался с случаями, когда постановления суда были бы ему непонятны.

На самом деле, Мэйр порекомендовал Молдаверу (который пообещал выучить французский) не кидать все силы на изучение нового языка в зрелом возрасте. Напротив, он сказал, что главной его целью должно быть выполнение работы и исполнение возложенных на него обязанностей, а задачи по переводу должны лежать на плечах обученных своему делу профессиональных переводчиков, которые есть при всех государственных службах.

«В этом отношении суд и Парламент – одно и то же», заявил Мэйр, указывая на то, что члены Парламента имеют право пользоваться переводчиками во время заседаний.

«Если возможно принимать законы, пользуясь синхронным переводом, почему с его же помощью не пользоваться этими законами в суде?» - задает отчасти риторический вопрос оппозиционерам Мэйр.
По материалам
http://www.montrealgazette.com/life/Should+speaking+French+faux/5665235/story.html
6 November 2011
BY TERESA SMITH, POSTMEDIA NEWS