пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

1 декабря 2011  Книга об искусстве перевода от переводчика

Дэвид Беллос - преподаватель перевода и межкультурного общения в Принстонском Университете и человек, который уж точно много размышлял о том, что значит превращать что-либо, написанное на одном языке, во что-то аналогичное на другом. Но он - не только теоретик языка. Собственные переводы Беллоса  французских романов Жоржа Пере и Романа Гари – яркие образцы креативного воссоздания, если не создания. Название одной из работ Гари о литературном розыгрыше было остроумно переведено на английский язык как «Hocus Bogus» («Фальшивая Подделка»).

Книга Дэвида «В Твоём Ухе – Рыбка?» обязана своим странным названием универсальному «устройству-переводчику», описанному в книге Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике». Нужно было всего лишь поместить говорливую рыбешку себе в ухо – и ты сразу начинаешь понимать любой язык. В принципе, понимание языка должно вести к взаимопониманию в целом. Французская поговорка гласит: “Tout comprendre, c’est tout pardonner,” – «Понять – значит простить».

Это – увлекательная и масштабная книга, в которой Беллос затрагивает практически все аспекты искусства переводов. Он размышляет о том, ЧТО есть перевод, о причинах воцарения английского языка как международного и о различных лингвистических теориях Эдварда Сапира, Фердинанда де Соссюра, Льва Шпицера, Владимира Набокова и Ноам Чомски – почти всех, с чьими работами он имел дело. Он восхищается выматывающей работой синхронных переводчиков, демонстрирует изобретательность переводчиков комиксов и субтитров к фильмам, сравнивает переводы Библии разных веков. Он даже развивает некоторые распространенные лингвистические мифы, такие, например, как всеобщая вера в то, что в языке Эскимосов насчитывается сто различных слов, обозначающих снег. Помимо этого, некоторые страницы посвящены роли переводов в международном праве и бизнесе, а так же краткой истории автоматических машин-переводчиков.

Короче говоря, Беллос постарался затронуть все мыслимые проблемы, касающиеся взаимоотношений «исходного» языка с «требуемым», параллельно наполнив главы анекдотами, доказательствами и замечательными примерами. Например, главу «Почему мы называем перевод переводом?» Беллос начинает с рассказа о С.К.Огдене, одном из авторов «Значения Значения» (1923). Огден считал, что все мировые проблемы могут быть просто иллюзией, ведь «вещи существую, когда о них говорят». Он назвал этот феномен «магией слова». Как иронически замечает Беллос, «к кандидатам на такие вещи можно отнести левитацию, социализм и безопасные инвестиции. Это не стопроцентные выдумки, но иллюзии, закрепленные и «одобренные» лексикой». По мнению Огдена, Магия Слова «мешает нам подвергнуть сомнению предположения, которые скрыты в словах, и заставляет нас позволять словам управлять нашими умами».

Легкое остроумие Беллоса пронзает всю книгу. «То, что перевод нельзя считать заменой оригинала – общепринятый факт». Пауза. «Так же совершенно очевидно, что это не так. Переводы есть заменители оригинального текста. Вы используете взамен работ, написанных на языке, которого вы не знаете и не понимаете». Основная же задача перевода, утверждает Беллос, «найти соответствия, не эквиваленты, кусочкам, из которых составлена работа в надежде и ожидании того, что, сложившись воедино, они образуют новую работу, которую возможно будет использовать как заменитель оригинала». Он с горечью отмечает, что читатели часто не могут отличить переведенную работу от работы, написанной на их родном языке. Он верит, что все, что можно выразить на одном языке, можно передать людям, говорящим на другом. Вся культура США основана на этом допущении. «История Западной поэзии – это история поэзии в переводе».

Что по-настоящему важно, так это форма и контекст, считает Беллос. «Переводчики не переводят китайские кулинарные рецепты «на английский». Переводчики переводят кулинарные рецепты в кулинарные рецепты». И как же всеобщая уверенность в том, что, к примеру, романы Жоржа Сименона звучат «по-французски» не зависимо от того, на какой язык переведены? Беллос рассказывает, что «иностранный звук» - обязательное условие перевода, сделанного переводчиком, сумевшим погрузиться в иностранный язык, культуру и атмосферу. Для англоговорящего населения такими языками обычно являются Французский и Испанский. В конце концов, представьте, какого это – переводить с чувашского читателю, не имеющему ни малейшего понятия о Чувашии.

Беллос уделяет внимание статусу языка, рассматривает перевод в зависимости от того, переводится ли он «вверх» или «вниз». На самом деле, переводы на «более престижный язык более адаптивны, в них стирается большинство особенностей оригинального текста, в то время как в переводах «вниз» остается заметный остаток источника, потому что само его иностранное происхождение придает ему важность и престиж». Другими словами, переводы иностранных произведений в США всегда звучат немного «по-американски» из-за английского, в то время как, к примеру, американские детективы не потеряют своего американского шарма даже после перевода на французский или итальянский. Помимо этого, Беллос размышляет о том, что он называет «третьим шифром» - о предрасположености переводов Констанции Гарнетт – не важно, Чехова, Толстого или Достоевского – звучать в стиле Констанции Гарнетт. Не в последнбб очереть Беллос напоминает нам о том, что перевод литературы на английский – очень низкооплачиваемая работа, часто являющееся хобби энтузиастов или подработкой для профессоров колледжей. Но переводчики с английского на немецкий или японский в своих странах часто известны не менее, чем авторы, чьи работы они переводят.

В главе, посвященной словарям, Беллос неожиданно хвалит Тезаурус Роже, не как помощь для авторов, ищущих правильное слово, но как работа, которая каждой своей страницей говорит: "знать язык – значит знать, как сказать одну и ту же вещь разными словами,” что, по сути, значит, что “все слова - переводы других слов”.

Тем не менее, настоящее межкультурное общение может начаться только с подвига веры — с готовности довериться незнакомцу. “Для того, чтобы это доверие существовало, необходимо преодолеть огромные эмоциональные и интеллектуальности препятствия при замене иностранного, непонятного слова, словом на родном языке. Они могут быть преодолены только общей готовностью войти в сферу, полное понимание которой невозможно. Такая вера, возможно, лежит в основе всей культуры».

В конце концов, каждый раз, когда вы произносите слово, вы рассказываете, «кто вы и откуда». Это следует из того, что «переводы возникли не сразу после Вавилонского столпотворения. Они зародились, когда кому-то в голову пришла в голову светлая идея попробовать поговорить с «людьми по ту сторону холма». Перевод – один из первых шагов становления цивилизации».

«В Твоем Ухе – Рыбка?» - отличная околонаучная книга, которая заставляет нас посмотреть на искусство переводов, предмет, который мы, казалось, знаем и поняли, новыми глазами. Подобные качественные популяризации, в купе с изяществом и авторитетом Дэвида Беллоса, рождают произведения искусства.

По материалам
Michael Dirdahttp://www.washingtonpost.com/entertainment/books/is-that-a-fish-in-your-ear-translations-brought-to-light/2011/11/27/gIQANWECEO_story.html
1 December 2011

Перевод: Нурсеитов Евгений