пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

15 декабря 2011  Найдено при переводе: профессор открывает миру японские литературные богатства

«Для хорошего перевода японского романа или собрания эссе на английский могут потребоваться годы, а то и десятилетия; это дело искусства и науки одновременно» - так считает професоор Университета Вирджинии Мичико Вильсон, которая почти завершила два подобных проекта.

«Вся сложность в том, чтобы найти золотую середину, баланс между сохранением языка и передачей его интонаций и смысла» - заявила Вильсон. Она преподает на Факультете Восточно-Азиатских языков, литературы и культуры в Колледже Искусств и Наук при Университете Вирджинии.

«Вам буквально приходится сидеть часами над одним абзацем чтобы подобрать правильную идиому или тон. Я придерживаюсь мнения, что хороший перевод не должен как-либо напоминать вам о том, что это перевод», сказала она.

Её перевод романа 1985 года «О Кричащих Птицах»  японского писателя Минако Оба уже находится на стадии печати. В начале следующего года издательство Merwin Asia выпустит «Современные Японские Писательницы-Художники как Критики Искусства», собрание 12 эссе трех японских писательниц, собранное, отредактированное и переведенное Вильсон. В него в ходит и значительное предисловие автора.

Оба проекта заняли годы. Вильсон сказала, что начала переводить «О Кричащих Птицах» в 1993 году, идея работы с эссе пришло тоже примерно в то время.

«О Кречащих Птицах» - полу-биографический роман Оба о писателе-женщине, чей муж отвергает общественные традиции и увольняется с работы, чтобы насладиться жизнью «мужа-домохозяйки».

Несмотря на то, что Оба – обладатель Премм Акутагава, самой престижной в области литературы в Японии – была неоспоримым лидером возрождения писательниц, которые начали отстаивать равенство полов в 1980-х, её работа не переведена на английский, заявила Вильсон.

«Оба плетет гобелен из экстраординарных моментов с помощью монологов и диалогов, от смешных и курьезных до грустных и задумчивых. Роман, помимо прочего – отражение взаимозависимости человечества и природы, их единства. Но это только одна из тем истории» - сказала Вильсон.

Второй проект Вильсон, «Современные Японские Писательницы-Художники как Критики Искусства» - собрание, включающее в себя эссе Оба (1930-2007), Казуко Саегуса (1929-2003), современницы Оба, и Юрико Миямото (1899-1851), продуктивной писательницы до- и послевоенных годов. Все они писали и говорили о роли женщины и её влиянии на японское общество.

Японские писатели находятся в уникальном положении для того, чтобы размышлять о разнице между «хонне» (тем, что думает и чувствует человек) и «татемаэ» (тем, что принято в обществе). Способность почувствовать разницу между этими двумя вещами – социальное умение, которое стараются развить в каждом члене японского общества. Такое искусственное разделение общественного «я» и собственного «я» часто приводит к внутренним конфликтам, самоцензуре, что является мощным инструментом подавления личного мнения.

«Японская литература – прекрасный способ выразить свое «хонне», никого не задевая, ведь это всё вымысел. Правда, всем известно, что художественная литература – способ самовыражения авторов», сказала Вильсон.

«Как очень чувствительные и наблюдательный люди, японские писательницы много знают о разобщенности полов. Они обращаются напрямую к вашему сердцу, и, что самое важное, к мужским сердцам»

Вильсон также интересуется американо-японскими отношениями в культурной сфере. Критические эссе современных японских писательниц раскрывают новейшую историю Японии, полную конфликтов – историю, обремененную последствиями «миай кеккон», или «брака по расчету» между Японией и США.

Переводы стали неотъемлемой частью жизни Вильсон как филолога. «Без перевода произведения любая последующая критика или исследования будут неполными», заявила она.

«Моя миссия в том, чтобы познакомить англоговорящий мир с этими авторами и вместе с этим сделать их работы доступными на английском языке»

Вильсон начинает переводить, делая почти дословный перевод с Японского на грамматически правильный английский. Хоть некоторые переводчики и считают, что этим и ограничивается их задача, Вильсон утверждает, что при таком переводе теряется красота и нюансы оригинала. Между японским и английским языками нет ничего общего, поэтому дословный перевод может быть просто нечитаем.

К примеру, несмотря на то, что личные местоимения, такие как он («карэ»)  и она («канойо») закреплены в японском в 1868 года и используются повсеместно, писатели до сих пор предпочитают обращаться к каждому персонажу по имени в ходе всего произведения, что будет очень досаждать английскому читателю, если перевести дословно.

После предварительного перевода Вильсон просматривает каждый эпизод, удостоверяясь, что в переводе сохранена текстура, аромат и ритм оригинального произведения. Иногда, чтобы добиться такого результата, приходится возвращаться далеко назад, часто разрывать длинные пассажи, которые отлично читаются на японском, но не на английском.

«Я много раз хотела сдаться. По правде говоря, я однажды отложила проект на много лет перед тем, как вернулась к нему, ведь стиль Оба очень сложный – поэтичный, текучий, психологический и сложно структурированный», сказала Вильсон.

Последняя и самая долгая стадия перевода – заключительное редактирование рукописи, процесс, включающий выпрашивание отзывов у коллег, друзей и мужа.

«Каждый раз, когда кто-нибудь указывает на какие-нибудь даже самые незначительные вещи, это стимулирует тебя». На этой стадии она полностью отстраняется от оригинала и рассматривает перевод как независимое произведение на английском.

Сегодня, когда оба проекта сданы в печать, Вильсон пытается устоять перед соблазном продолжить отшлифовывать свои переводы. Но, как известно, нет предела совершенству


По материалам
Rob Seal
http://www.virginia.edu/uvatoday/newsRelease.php?id=16860
14 December 2011 

Перевод: Нурсеитов Евгений