пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

30 марта 2012  Мнение: Нужно ли заботиться о языках так же, как об исчезающих биологических видах?

За последнее десятилетие человечество осознало, что нужно заботиться об окружающей среде – сегодня в членах экологических организаций состоят миллионы людей. Но, возможно, нам также стоит сфокусировать внимание на проблеме, которая может стать одной из главных в 21 веке – проблеме исчезновения языков.

В то время, как в ближайшие 100 лет биологи прогнозируют исчезновение 5% биологических видов, языкам грозит опасность более серьезных масштабов. Если ничего не изменится, в течение следующего столетия исчезнет от 50% до 90% из существующих ныне 6000 языков.

Должно ли нас это волновать? Если все будут говорить на одном языке, возможно, всем будет лучше? Моя бабушка была сторонником этого и поддерживала эсперанто, глобальный язык – утопию.

 Монокультура – не только скучно, но и опасно. Языки – это прекрасные, самобытные живые организмы, и мир очень многое потеряет, если лишится большинства из них. С исчезновением языка исчезают накопленные веками знания, которые могут быть полезными для человечества.  Это как пожар Александрийской библиотеки, из-за которого исчезло большинство знаний античного мира.

Большинство людей соглашается с тем, что нужно беречь мало изученные растения – возможно, они могут быть полезными с медицинской точки зрения. Но маленький язык аборегенов, хранящий в себе знания об растениях Амазонки, не менее важен. Как говорит Андрю Вудфилд их Центра Теории Языков в Бристоле, «давая умирать языкам, человеческая раса уничтожает вещи, которые не может понять».

Конечно, языки  объединяют радикально разнящиеся мнения. Английское произношение, к примеру, очень бедно по сравнению с другими языками. В одном из аборегенских языков, Мурринх-Патха, к примеру, как минимум восемь слов, означающих «они».

Известно, и Кейт Буш недавно напомнила об этом, что у эскимосов существует множество слов для снега. Что более удивительное, что у них есть и большое количество слов для «знать», включая отдельные слова, означающие «знать из своего опыта» и «быть не в курсе дела». В Боро, находящемся в опасности языком из северо-восточной Индии, «онгубой» значит любить сердцем, «онсэй» значит притворяться любящим, а «онсра» означает любить в последний раз.

Есть и еще немало забавных, но страшных фактов, как последние два носителя аборегенского языка, которые не могут говорить друг с другом из-за племенного табу, или последний носитель одного амазонского языка – попугай.

Я имею личный интерес в этой теме, будучи специалистом в музыке народов мира: очевидно, что многие музыкальные виды находятся в опасности, исходящей от глобализации. Уничтожение языка влечет за собой исчезновение многих культурных форм. Монокультура – это опасно. Ферма, на которой выращивается только один вид, больше рискует остаться без прибыли при засухе.

Конечно, многие языки умрут в развивающемся мире. Это естественных ход вещей. Так было всегда. Однако сегодня особое волнение вызывает беспрецедентные темпы исчезновения языков.

Угасающие культуры обычно возрождаются влиянием извне. Ренессанс начался с переводов классических текстов и арабских открытий в области математики, медицины и астрономии. В 19 веке уже многие европейцы удивились бы, скажите вы им, что их цивилизация очень многому научилась у Африканской культуры. Однако сегодня влияние менее популярных культур на более распространенные практически отсутствует.

Уже различимы признаки того, что наша культура замыкается сама на себе. И если языки, в которых содержаться новые для нас горизонты культуры, исчезнут, то наша культура, безусловно, упрется в стагнацию. И амазонский попугай напоминает нам, что на мир можно посмотреть по-разному.

По материалам
Peter Culshaw
02 April 2012
http://www.theartsdesk.com/features/opinion-we-need-save-languages-well-species

Перевод: Нурсеитов Евгений