пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

30 ноября 2011  Находимся ли мы на пороге создания всемирного языка? (часть 1 из 2)

В главе 11 Бытия нам говорится, что когда-то «на всей земле был один язык и одно наречие». Выжившие после Великого Потопа люди решили отпраздновать свою удачу с помощью триумфальной архитектуры. «И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. » - решили потомки Ноя.

Ну-ну. Согласно Ветхому Завету, попытки людей сплотиться во имя одной цели не понравились Всевышнему. Поэтому идея о том, что мужчины и женщины смогут быть подобны богам на земле, была обречена на неудачу. Замысел этот получил имя Вавилон. «И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого». Для пущего эффекта он расселил говорящие теперь на разных языках народы по всей земле.

Сегодня, в начале 21-го века, мир все еще остается смесью более чем пяти тысяч конкурирующих языков. Но для тех, кто грезит воссозданием единого языка, намечаются светлые перспективы: 2011 год стал выдающимся годом искусства переводов. Сможет ли Вавилонская башня быть снова построена?

Многие ученые-лингвисты сегодня соглашаются с инновационной теорией Ноама Хомского о том, что, несмотря на относительно различные словари, «Земляне говорят на одном языке» - именно такое умозаключение сделал бы, к примеру, марсианин. Сегодня по множеству причин мы, возможно, близки к осознанию этого как никогда.

Благодаря глобальным медиа рынок литературы в переводе открыт сегодня новому как никогда. Основным языком международной литературы сегодня служит английский. Часто переведенные произведения теряют смысл и становятся похожими на оригинал как обратная сторона турецкого ковра похожа на его лицевую сторону. Но от этого они не становятся менее привлекательными.

В последние годы выросший в США «аппетит» к иностранной художественной литературе – трилогии Стига Ларсона «Миллениум» или 1Q84 Харуки Мураками – создал новый тренд в литературе, который вдохновил новую аудиторию для таких международных звезд литературы, как Умберто Эко, Роберто Боланьо и Петер Надаш. Такого ажиотажа и спроса на переведенную литературу не было, наверное, с 1980х годов, когда Романы Милана Кундеры, Габриеля Гарсии Маркеса и Марио Варгаса Льосы стали международными бестселлерами. В прозе, в отличие от поэзии, не очень много опасностей, которые может нести перевод. Шелли говорила: «Переводить творения поэта с одного языка на другой – всё равно, что истирать в кашу прекрасную фиалку для того, чтобы передать её цвет и запах».

Новые редакции «Войны и Мира» Толстого, «Мадам Бовари» Флобера и «В Поисках Потерянного Времени» Пруста выдвинули литературных переводчиков, довольно скромную породу, в центр внимания. В книге Дэвида Бэллоса «Рыбка в Вашем Ухе? Перевод и Значение Всего», выпущенной этой осенью, рассказывается, что, к примеру, в Японии переводчики стали «рок-звездами» со своей светской жизнью и сплетнями.

Наплыв аудитории, заинтересованной в новой мировой художественной литературе, частично вызван взаимодействием информационных технологий и средств продвижения литературы, таких, как Орандж Прайз и Мэн Букер, расхваливающих свои бренды с помощью социальных медиа.

Все эти слова не имели бы смысла без одного замечательного факта из статистики. Согласно данным Британского Совета, опирающимся на надёжные источники, около половины населения Земли – 3,5 миллиона человек – знают или имеют представление об английском языке. И сегодня впервые в истории человечества стало возможно передавать, преобразовывать и принимать виртуально любой язык на планете.

Этот уникальный лингвистический феномен основывается на невероятную власть глобальных медиа в современном мире. Линдси Хильстам, редактор иностранных новостей 4 канала США, интересуясь значением арабского граффити, сделанного на стене в Трипполи, получила отчасти комичный перевод, кросс-культурно «подмигивающий» Энн Робинсон: «Каддафи, Вы – самое слабое звено. Прощайте».

Неудивительно, что такой ситуации быстро расширяющихся горизонтов Google идет в передовом отряде тех, кто переворачивает технику и границы переводов с ног на голову. Решение главной проблемы Человечества, как считает Goggle – создание компьютера, способного приблизиться к искусственному интеллекту и переводить «естественную речь».

Предыдущие «набеги» на это минное поле выработали методы, при которых запутанный язык расплетается на составляющие элементы и снова собирается в понятной для компьютера форме, что часто дает довольно смешные результаты. Это, говорит Беллос, было "безнадежным преследованием  гипотетического языка, на котором все люди действительно говорят глубоко в душе"

Google Translate не смотрит вглубь. Витгенштейн говорил: «Не ищите смысла, ищите пользу». Сервис Google перерывает впечатляющие архивы переведенного материала в поисках наиболее подходящего в данном контексте перевода. Для этого у Google Translate есть база данных, содержащая несколько триллионов слов, взятых из документации ООН, книг о Гарри Поттере, новостей и частной переписки.

Недавно в Google Translate появилось 5 новых языков – Телугу, Камил, Каннада, Бенгальский и Гуярати. Теперь сервис поддерживает перевод между 63 языками. Один из инженеров дал короткое описание того, как всё это работает: «Вы получаете имеенно перевод, но на самом деле Google ничего не переводит. Эта как разница между инженерией и знаниями. Задача инженерии в том, чтобы заставить что-то работать, но то, каким образом это работает, не обязательно зависит от основ и представлений о механизме. Самолеты летают совсем не так, как летают птицы».

Мечта об универсальном языке в конце концов зависит от качества переводов. Помимо уроков Вавилона, история самой библии может преподнести некоторые уроки. В этом году отмечает 400-летие Библия Короля Иакова. Это событие, помимо повода для празднования, возродила споры о том, может ли вообще существовать идеальная или финальная версия такого произведения, как Библия. Не отражается ли социальный и культурный контекст времени, в котором работает переводчик, в его переводах?
 
Продолжение следует
 

По материалам
Robert McCrum
http://www.guardian.co.uk/science/2011/nov/27/translation-creating-global-language
27 November 2011
 
 Перевод: Нурсеитов Евгений