пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

22 марта 2012  Переводчики ALS путают картошку с помидорами

Я говорю «томат», а переводчик говорит «картошка». Я говорю «картошка» - переводчик говорит «томат». Томат. Картошка. Картошка? Томат? Все думают, что я путаюсь в показаниях, доверие ко мне теряется и я проигрываю дело.

Applied Language Solutions, агентство, выигравшее тендер на контракт с Министерством Юстиции на предоставление переводчиков судам и трибуналам, похоже, не очень хорошо поняло, что от них требуется. Понять это несложно, и я до сих пор не могу понять, почему всё идет не так. Согласно условий договора, ALS предоставляет полицейским участкам, тюрьмам, судам и трибуналам квалифицированных и опытных переводчиков для работы с людьми, не говорящими по-английски. Я делаю акцент на слове «переводчик», которое подразумевает не просто человека, хорошо знающего два языка, но обученного, квалифицированного лингвиста. Это подразумевается само собой. Министерство Юстиции не допустило бы использование недостаточно квалифицированных переводчиков. По идее. Для должного обеспечения системы правосудия ALS предоставит переводчиков, чьи навыки и умения соответствуют или даже превышают требуемый уровень, за что, конечно, ALS будет достойно оплачивать их работу и всячески содействовать в профессиональном росте и развитии и… да, теперь понятно, в чем дело.

Не удивительно, что уже перед запуском нового контракта я с грустью прощался с отличными переводчиками, участвовавшими во многих слушаниях, в которые я был вовлечен. Мы все знаем, какие они. Это были такие люди, при входе которых в зал суда мы знали: как бы ни пошло дело, качество перевода – последнее, о чем нам нужно будет волноваться. В системе, которая может, по сути, исказить голоса наших клиентов, было невероятно спокойно знать, что те, чьи права мы защищаем, смогут как минимум свободно и точно выразить свою волю и мысли. В одном из отчетов написали, что более 90% из 1200 судебных переводчиков, работавших по старой системе, отказались работать с ALS. Оплата труда и условия договора были неприемлемыми, и они просто ушли и уходят по сей день. Это объясняет недавние многочисленные случаи, когда переводчики просто не являлись на заседание.

Мы видим новые лица, и, нужно сказать, на многих лицах читается явное выражение ужаса, так как их хозяева никогда раньше не бывали в зале суда. У каждого уже есть своя уникальная история, случившаяся в последнее время. Вот моя:

Для 18-летнего афганского апеллянта подсудимой был заказан переводчик с Пушту. Нет проблем. До ALS никогда не было недостатка переводчиков с Пушту. Но переводчик, которого я никогда не видел раньше, прибывает в зал суда с опозданием на 3 часа. И он выглядит испуганным. Слушание начинается. Через 10 минут афганский апеллянт уже начинает отвечать на вопросы по-английски (слава Богу, он живет здесь уже три года и выучил язык). Судья вежливо просит отвечать его на Пушту, на что апеллянт заявляет, что хоть переводчик и говорит на Пушту, он говорит не на афганском, а на пакистанском диалекте, да и вопросы суда переводит неправильно. Конечно, это не самая захватывающая или конфузная история (если хотите посмеяться – почитайте о случае, когда обвиняемому в препятствовании совершения правосудия человеку переводчик сказал, что он обвиняется в том, что он извращенец). Но моя история является хорошим примером, раскрывающим опасности новой системы. Если бы апеллянт совершенно не знал английского, его ответы так и потерялись бы при переводе, а суду, на основе таких несвязных показаний решение было бы вынести очень не просто. А уж о справедливости этого решения и говорить нечего. В этом случае потенциальная судебная ошибка была предотвращена имеющим познания в английском и достаточно храбрым, чтобы заступиться за себя, апеллянтом. Однако не все такие. Каждый день по стране в судах слушаются десятки дел, апеллянты которых не могут постоять за себя. А в этих условиях Министерство Юстиции еще и подняло порог удовлетворения апелляций…

Недавние проблемы с так называемыми новыми «переводчиками» - напоминание, что точный перевод – это миф. Всем нам сейчас нужно быть крайне бдительными.

По материалам
Ian Palmer
16 March 2012
http://www.freemovement.org.uk/2012/03/16/applied-language-solutions-i-say-tomato/

Перевод: Нурсеитов Евгений