пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

13 декабря 2011  Умер Гильберт Адэр, выдающийся писатель и переводчик

Гильберт Адэр был уникальным и замечательным писателем: критик элегантности, блеска, неутолимой интеллектуальной энергии и любопытства. В нем уникальным образом уживались киноман и писатель. Он был романистом, сценаристом, переводчиком и стилизатором. Его заключительной работой стала серия остроумных и смешных пародий на детективные рассказы Агаты Кристи под названиями «Дело Роджера Мергэтройда», «Таинственный Заговор Стиля» и «И Затем Не Было Никого». Эти произведения с нетерпением ожидались его поклонниками, они продемонстрировали удивительный талант рассказчика и интерес теоретика к рассказчику и его точке зрения. Его роман 1992 года «Смерть Автора», интересная история о Роланде Барте, является еще одним прекрасным примером.

Я лично встречался с Адэром всего лишь пару раз в жизни: последний раз – в фойе венецианского гранд-отеля Des Bains, известного тем, что он стал местом, где разворачивались события книги «Смерть в Венеции» (на самом деле Адэр писал автобиографический рассказ о мальчике, вдохновившем на написание романов о Томасе Манне). Адэр был там потому, что на кинофестивале представлялась его книга «Мечтатели» в постановке Бернардо Бертолуччи: Адэр сам написал сценарий для этого фильма. Позже сам Адэр поменял отношение к своей же книге и стал считать её «книгизацией» фильма. На этом событии он, как и всегда, был невероятно элегантной и опрятной личностью, был одет в светлый костюм, выглядящий немного в стиле Дирка Богарде. Но когда я пробрался к нему и сказал, что мне очень понравился фильм, он усмехнулся: уникальный критик был превзойден талантливым автором, столь же страстным и взволнованным, как любой человек в ожидании реакции публики на его работу.

Для того, чтобы собрать все публикации Гильберта Адэра, понадобится отдельная полка: 12 романов с последующими эссе и критикой, переводы писем Франсуа Трюффо...  Наверное, самой трудоемкой его работой стал перевод романа Жоржа Перека 1969 года «La Disparation»(исчезание), произведения, в котором не найти ни одной буквы «е», кроме как в имени автора на обложке. Это был вызов, перед которым Адэр не мог устоять. Он сделал аналогичный перевод на английский, названный «Пустота», за который получил множество наград.

Он очень любил кино. Его сборники необходимо иметь всем, кто интересуется фильмами. Его книга 1995 года «Вспышки: История Кино в 100 кадрах» представляет собой коллекцию ста кадров из ста фильмов, представляющих каждый из ста лет существования кинематографа, в сопровождении короткого, но ясного и точного эссе. Помимо этого, существует коллекция его эссе «Фильмы», изданная в 2000 году, представляющая собой искусно подобранную антологию заметок о всех аспектах кинематографа со времен его зарождения. Любой человек, изучающий кинематограф, должен прочесть эти книги, а после этого – заняться поисками пары десятков других книг пера Гильберта Адэра о кино.

Вспоминая выдающуюся жизнь Адэра можно отметить то, что к концу его жизни именно литература занимала все его мысли. Его сочинения о кино достигли своего апогея в середине 1990х, новое тысячелетие вдохновило его на исторические и критические работы. Удивительно, что с приходом Web 2.0 он ничуть не отдалился от аудитории, наоборот, вел твиттер и собственный блог. Адэр как киноман и библиофил, возможно, и не чувствовал родства с этим новым миром. К тому же после сердечного приступа у него появились проблемы со зрением.

Его самой любимой и личной работой, возможно, был роман 1990 года «Любовь и Смерть на Лонг-Айленд», экранизированный в 1997 году Ричардом Квейтновски с Джоном Хартом в роли школьника Жиля Де’Ат, который – в духе Томаса Манниша – испытывает неумолимую страсть к молодой голливудской звезде Ронни Босток, сыгранному Джейсоном Пристли. Жиль случайно увидел Ронни в фильме для подростков, хотя собирался посмотреть новую адаптацию Форстера. Он сразу же собирает коллекцию всего, что касается Ронни Босток, едет в США с тем, чтобы увидеться со звездой и рассказать о своих чувствах. Однако путь Жиля не становится путем катастроф и унижения - напротив, Ронни оказывается разумным и интересным молодым человеком, заинтересовавшимся своим почитателем.

В творчестве Жильберта Адэра было много периодов: страстный интерес в кинематографе на ранних порах сменился остроумными комическими рассказами. В другие годы он, возможно, прослыл бы самым обычным академиком с широким кругом интересов, возможно, похожим на Льюиса Кэрролла, чьи работы он с любовью стилизовал. Но 20 и 21 век открыли Адеру возможность применить свою эрудицию и талант не к чему-то наподобие Геродота Роберта Браунинга, а в сфере молодого и замечательно искусства кино и литературных переводов.

По материалам
Peter Bradshaw
http://www.guardian.co.uk/film/filmblog/2011/dec/09/gilbert-adair-man-letters-cinema?newsfeed=true
9 December 2011

 Перевод: Нурсеитов Евгений.