пн-пт: 9:00 - 18:00
8 (812) 386-99-80
Санкт-Петербург
8 (495) 988-99-80
Москва
обратный звонок

25 января 2012  Машинный перевод - последний лингва-франка

У славного будущего машинных переводов есть один верный приверженец – Николас Остлер, историк мировых языков, глава Фонда Языков под Угрозой и автор книги «Последний Лингва Франка».

Вышедшая после его замечательных очерках о расцвете и угасании таких всемирных языков, как санскрит, персидский, арабский, греческий и латинский, его новая книга предрекает английскому языку не долгую судьбу языка №1 в мире. И не из-за сильной конкуренции со стороны других языков, а из-за растущего языкового разнообразия в сети Интернет.

В период между 2000 и 2009 годами влияние арабского и китайского языков выросло двадцатикратно, португальского – в 9 раз, испанского – в 7, а французского – в 6 раз, в то время как количество контента на английском языке  за этот период увеличилось лишь втрое. Очевидно, что английский язык сдает свои позиции довольно быстро.

В этих новых условиях Остлер отводит машинному переводу ключевую роль.  Он ожидает, что точно так же, как развитие печати в Европе в 16 веке изменило способ общения людей на всей Земле, технологии языковых переводов завтра перевернут глобальное общение, избавив от нужды в «единственном лингва-франка для всех, кто желает непосредственно участвовать в международном общении».

Иначе говоря, это значит, что машинный перевод возьмет на себя роль нового лингва-франка. В недалеком будущем любой сможет писать и говорить на родном языке, и «весь мир будет понимать». Больше никаких мешающих языковых барьеров. Всё, что будет нужно – соответствующее программное обеспечение.

Остлер понимает, что, делая подобные громкие заявления по поводу будущего машинного перевода, он давит на очень больные места индустрии переводов.  Самое интересное, что он считает крайне наивным постоянное недовольство качеством машинных переводов. Подобные недовольные люди, считает он, похоже, не понимают, что и раньше люди прекрасно понимали некачественно построенную речь, в особенности на лингва-франка. Так почему же винить за это машинный перевод?

«Подобное наивное отношение особенно сильно среди англофонов, знающих только свой язык», - замечает автор. Для него машинный перевод – не средство, которое должно уметь делать из абракадабры абсолютно идеальный текст на понятном, родном языке. Для него это – всего лишь  средство, облегчающее общение, точно так же, как лингва-франка облегчает общение между людьми различных стран и культур.

И хотя того уровня качества, предлагаемого программами сегодня, часто бывает недостаточно, Остлер ожидает экспоненциального улучшения в качестве, особенно теперь, после того, как запущены новые платформы, способные самообучаться «естественным» путем, имея в распоряжении огромное количество языковых данных.

В таком контексте Остлер желает, чтобы каждый язык был представлен достаточным количеством языковых данных (текста и речи) для обеспечения возможности его носителей общаться с миром с помощью компьютерных программ. Независимо от того, насколько распространен тот или иной язык, с машинным переводом в качестве лингва-франка все языки станут равными.

Книга «Последний лингва-франка» заключает в себе невероятно широкие познания в области истории языков и построена на авторитетных мнениях, основанных на здравом смысле. Мне очень понравился его анекдот об отчете 1990 года о тестировании работы, проделанной армией академиков-исследователей за 12 лет в ходе знаменитого проекта EUROTRA, - европейского проекта по разработке мультиязычной системы машинного перевода между девятью официальными языками Европы на тот момент.

Отчет был составлен на французском языке и переведен в дальнейшем на английский.  В нем французское слово insuffisant (недостающий) было переведено как «неадекватный». Остлер прокомментировал это следующим образом: «разница, вероятно, лежит в привычке англофонов списывать всё скорее на неадекватность, чем принять недостатки, что вызывает более грубое и менее толерантное отношение к любым жизненным неприятностям».

Ошибки и нюансы как в компьютерном, так и в человеческом переводе, могут иметь огромное значение. Но нет смысла отказываться от технологий машинного перевода лишь сравнивая его с «идеальным» человеческим. Машинный перевод – революционная технология, которая может помочь всему миру начать понимать кого угодно.

По материалам
Jaap Van Der Meer
http://www.translationautomation.com/perspectives/mt-the-new-lingua-franca.html
24 January 2012

Перевод: Нурсеитов Евгений